У всех сотрудников с высшим образованием, которых мне приходилось нанимать, был вывих в голове. Этот вывих приходилось некоторое время вытравливать, прежде чем они становились надёжными людьми, на которых можно опереться в работе.

Я это для себя сформулировал как «привычка делать ненужный результат». Обучаясь в вузе, студент привыкает выполнять задания, результат которых, на самом деле, никому не нужен. Если задание выполнено «правильно» в соответствии с заданными формальными критериями оценки — получаешь «отлично» и похвалу. И никому нет дела до того, пригоден ли полученный результат для дальнейшей работы, потому что никакой дальнейшей работы нет и не предполагается.

Допустим, студент получает задание «написать программу, вычисляющую корни квадратного уравнения». Если программа считает корни правильно по формуле, он получает «отлично». Никто не смотрит, удобно ли пользоваться этой программой. Можно ли вставить исходные числа через буфер обмена? Можно ли ввести a, b и c не в этом порядке, а в другом, например, сначала b? Можно ли решить сразу серию уравнений? Ведётся ли история решённых уравнений, откуда можно скопировать последние результаты в буфер обмена? И ещё миллион вопросов, которые возникнут сразу у того, кто попытается решать квадратные уравнения при помощи программы и никогда не возникнут у преподавателя, принимающего учебную работу.

За годы обучения этот подход калечит психику будущего сотрудника. Люди привыкают, что надо выполнить набор «требований», и если этот набор выполнен — дело в шляпе. Начав работать, такие сотрудники хотят получить (угадать?) «требования», не пытаясь думать о том, как результат их работы будет использоваться дальше. Удобно ли будет тому человеку, который примет результаты? Повысится ли эффективность работы других людей, или снизится? Решатся ли стоящие перед людьми проблемы, или наоборот, появятся новые?

В небольшой команде небольшой компании всё на виду. Любой неглупый человек может этому научиться. В большой корпорации, или — ещё хуже — в государственной структуре, человек может никогда в жизни не столкнуться с ситуацией, когда результаты оцениваются по принесённой пользе, а не по соблюдению процедур и «требований».

Оговорюсь, я понимаю пользу формальных требований и процедур. Но они — лишь попытка приблизиться к желаемому результату. Живой человек всегда «обманет» формальную систему: найдёт способ достигать заданных показателей с минимальными усилиями — и плевать, что этот «энергоэффективный» способ не будет способствовать достижению тех целей, которые изначально ставились при разработке формальной системы.

В небольших компаниях и в повседневной жизни человек находится «близко к реальности». Если строитель в маленькой компании делает брак — приходится ехать к заказчику и бесплатно переделывать работу, потому что иначе тупо не заплатят. Если вовремя не купить свежие продукты, не приготовишь обед. В крупной же организации человек может оказаться изолирован от реальности, потому что все структуры обратной связи тоже будут формальными. Совершенно стандартная ситуация в энтерпрайзе: если судить по KPI, сотрудникам надо раздать ордена и премии — а продукт покупают плохо (потому что он говно), и компания мчится к банкротству. Цель компании — расти и генерировать прибыль акционерам — не совпадает с целями сотрудников — повышать KPI, выполнять формальные процедуры. Раздача акций компании сотрудникам ничего не решает в этом плане: долгосрочное влияние личных действий на стоимость акций и дивиденды неочевидно, а KPI — вот они, сразу бьют по карману.

«Близость к реальности» хорошо коррелирует с размером организации и степенью государственного участия в ней, но, конечно, не на 100%. Даже маленькая компания может существовать в своей вселенной, если это происходит на инвесторские деньги, например. Целью такой компании будет не делать качественный продукт, а соответствовать ожиданиям инвесторов. Крупная компания может оставаться «близкой к реальности», если у неё хорошие процедуры, а внешняя ситуация не успела измениться достаточно сильно, чтобы сделать их неадекватными.

Нахождение в виртуальном, искусственно сконструированном, мире, подменяющем собой действительность — это, с моей точки зрения, ключевая причина мерзости образовательной системы, крупных корпораций и государственных структур.

Человека, всего лишь получившего высшее образование, ещё можно спасти. Человек, долго проработавший в крупной корпорации или государственном учреждении, покалечен навсегда. Такая работа напрочь отучает жить вне виртуальной реальности, сконструированной для него формальной структурой. Оказавшись в ситуации близости к реальности, человек не понимает, что от него требуется, пытаясь «угадать пароль», понять «систему» — что конкретно надо сделать ради похвалы начальства? В действительности же на такой вопрос нет однозначного ответа и приходится постоянно думать, что ещё можно сделать именно в текущей ситуации для получения результата. Это непрерывная работа ума, постоянное обновление представлений о действительности, постоянное понимание контекста. То, что сработало один раз, не сработает во второй. То, что работало вчера, не будет работать завтра. Чтобы добиваться успеха в действительности, а не в виртуальности формальной структуры, приходится учиться непрерывно — и учиться по-настоящему, как учится учёный-экспериментатор, а не понарошку, как студент.

Также на эту тему

Комментарии можно оставить в Фейсбуке.